Радиостанция Финам FM

25.03.2011
post_1416777762_54725022b42f9

 

 

УСКОВА: Добрый вечер, дорогие друзья. Прямой эфир, Ольга Ускова, Андрей Черногоров. Андрюша, здравствуйте.

ЧЕРНОГОРОВ: Добрый вечер.

УСКОВА: У нас сегодня замечательный вечер. Я обещаю, что будет очень- очень-очень интересно, мне уже очень интересно. У нас сегодня в гостях Артем Михайлович Тарасов, генеральный директор Института инноваций, первый официальный советский миллионер, предприниматель, основатель компаний «Трансаэро» и вот еще на три листа. Я не буду все это перечислять. Автор замечательных книг, вот книгу «Миллионер» я сегодня начну читать. И есть еще художественная литература, да, Артем?

ТАРАСОВ: Да, вышли сейчас две книги, «Тайны Фрау Марии».

УСКОВА: Ну, в общем, я не знаю, как все это уместилось в одном человеке. По моему представлению, в студии должно было сидеть 8 человек, но вот сидит один человек, все это в нем. И мы сейчас все это будем по одному человечку вытаскивать. Артем, добрый вечер!

ТАРАСОВ: Здравствуйте. Ну, вы такие авансы дали зрителям…

УСКОВА: Какие? Все по-честному.

ТАРАСОВ: Как мне теперь себя вести? Я уж не знаю…

УСКОВА: Зрителям Интернета тоже, да, вас смотрят в Интернет…

ЧЕРНОГОРОВ: То есть, вас можно слушать по радио и смотреть в Интернете на finam.fm.

УСКОВА: Да. Значит, дорогие друзья, большое вам спасибо за письма, мне очень приятна эта поддержка, особенно из регионов, мне очень приятно, что нашу программу слушают в записи в регионах. Мы влияем на руководство компании «Финам» для того, чтобы они начали вещать в Хабаровске, и так далее, потому что мы знаем как бы, насколько там много нашей публики. Мы вместе с вами.

Итак, Артем, вы безумно интересный человек. Я подошла, когда работала с вашим материалом, с двух сторон. С трех. Как человек, как предприниматель и как женщина. И вы знаете, вы меня заинтересовали сразу с трех сторон, понимаете. Вот и как женщину, потому что… Ну, Остап Бендер отдыхает, в хорошем смысле этого слова. Ну, то есть это мужская позиция, то есть вы ничего не боитесь, вы никого не боитесь, у вас не существует границ ни в политическом, ни в бизнес-смысле. Вы выдвигались кандидатом в президенты России, значит, вы знали, что надо сделать со страной. Вы выдвигались кандидатом в Петербурге и в Красноярске. И вы, будучи партийным, занялись крупным бизнесом в совершенно нормальном таком американском стиле.

ЧЕРНОГОРОВ: И первым легализовались.

УСКОВА: Да, и заплатили партийные взносы! Это потрясающая история!

ТАРАСОВ: Вот сразу здесь хочу прервать вас, Ольга. Я никогда не был членом партии.

УСКОВА: Не были в партии? А почему вы тогда взносы платили?

ТАРАСОВ: Потому что это легенда, она прицепилась ко мне, и всю жизнь меня преследует.

УСКОВА: А, это же не вы, это ваш заместитель платил!

ТАРАСОВ: Это мой заместитель.

УСКОВА: Ой, расскажите, Артем, а то мы переврем чего-нибудь и будет нехорошо.

ТАРАСОВ: Рассказывать здесь нечего, это все было в прошлом веке, это совсем давно.

УСКОВА: Ну, преданья старины далекой.

ЧЕРНОГОРОВ: История повторяется, знаете. Партия возрождена уже.

ТАРАСОВ: Да. Если «Единая Россия» начнут платить взносы, то они, наверное, побьют мой рекорд потенциальный. Так что…

УСКОВА: Очень быстро, да, сразу же побьют. А какой был рекорд у вашего заместителя-то тогда? Сколько он заплатил?

ТАРАСОВ: Ну, немножко он заплатил – 90 тысяч рублей, это 3% от зарплаты в 3 миллиона. Но дело в том, что с меня взяли 180 тысяч. За бездетность – 6%.

УСКОВА: А средняя-то зарплатка была 120 рублей.

ТАРАСОВ: У кого?

УСКОВА: В среднем по стране-то.

ТАРАСОВ: По стране, наверное, да.

УСКОВА: Ну да, так что нормально.

ЧЕРНОГОРОВ: Расскажите просто кратко, что такое первый советский миллионер. Как вам удалось им стать, и как эта слава появилась за вами?

ТАРАСОВ: Вот появилась из-за этого случая, конечно. Потому что мы пошли оправдываться. И, слава богу, что меня пригласили во «Взгляд», потому что иначе бы нас расстреляли. Вообще-то не так смешно, потому что 93-я статья, часть 3-я, нам ее пришили, специально нас подводили под эту статью, где расстрел за какие-то особо крупные хищения.

И так бы и случилось, если бы я не появился во «Взгляде». Потому что первый раз общественное мнение было услышано. Потому что до этого страна общественное мнение выражала просто в голосовании – поднятие руки. И вдруг оно разделилось пополам. Я получил два мешка писем: в одном мешке было написано «расстрелять на Красной площади»…

УСКОВА: Это сволочь, буржуй…

Артем Тарасов

Артем Тарасов

ТАРАСОВ: Но в другом – «сделать немедленно премьер-министром». То есть, промежуточных мнений не было, понимаете.

УСКОВА: Так и до сих пор, вы знаете, народ не изменился в этом смысле.

ТАРАСОВ: Да, я знаю. Но получилось так, что Горбачева это страшно испугало, потому что разделились мнения даже в Политбюро. Меня поддержал, естественно, Яковлев, меня поддержал Лигачев (у него был сын или внук кооператор), меня поддержал Чебриков, и так далее.

ЧЕРНОГОРОВ: На чем вы заработали первые миллионы?

ТАРАСОВ: Заработали мы честно, поэтому ничего не боялись, потому пошли в открытый бой как бы с открытым забралом. И выиграли, кстати, арбитражный суд у Минфина СССР. А заработали мы очень просто. У нас были программисты, которые сейчас составляют мировую элиту софта, они…

УСКОВА: Женя Веселов. Ведь это у вас…

ТАРАСОВ: Женя Веселов, Антон Чижов…

УСКОВА: Женя, если вы слушаете – позвоните, привет вам.

ТАРАСОВ: Женечка, да, привет большой. Это люди, которые сегодня цвет программистского сообщества мирового. И они все работали в Государственном вычислительном центре Академии наук, вот как раз получая 130 тысяч, 120 тысяч рублей зарплату. Я стал им…

ЧЕРНОГОРОВ: 130 рублей. Без нулей.

ТАРАСОВ: Без нулей, да. Но я стал им платить 36 тысяч, 40 тысяч. В то время, можете представить, сколько это было, когда «Мерседес» стоил 12 тысяч. Вот за один месяц 3 «Мерседеса». И, конечно, эти ребята, создавая свои продукты… А мы научились их продавать, мы их продавали государственным организациям всяким, частным лицам. Мы компоновали компьютеры программными комплексами, специально целевыми, делали это все для 142 заказчиков, в числе которых НПО «Энергия», всевозможные военные «ящики», центры. Поэтому, конечно, наша продукция была очень востребована.

ЧЕРНОГОРОВ: Как сейчас говорят – «инновационная».

ТАРАСОВ: Вот сейчас говорят обо всем «инновационная», но на самом деле…

УСКОВА: Между прочим, Артем был, я раскрою тайну, вот это кажется, что инновации Медведев придумал, а совсем не так. В 1990 году был Инновационный центр при Совете Министров РСФСР, и, Артем, даже короткое время, насколько я знаю, вы там возглавляли чего-то. Да?

ТАРАСОВ: Понимаете, там была другая совсем подача немножко. Там не говорили о модернизации страны, а говорили о конверсии, что вот у нас огромная махина производства военного, надо срочно что-то делать. И, конечно,

конверсия никуда не пошла в Советском Союзе. Потому что как только военные заводы начали вместо танков производить холодильники, цена на эти холодильники была равна цене танка.

Поэтому ничего не случилось.

Но на самом деле попытка такая была, и люди думали, и люди сейчас думают, что делать со страной. Всегда это происходило. Тем не менее, это меня завело, завело надолго, на целое 30-летие, наверное. И я сейчас этим занимаюсь, и это очень рискованное занятие. И я знаю, что вы, Ольга, к этому имеете отношение…

УСКОВА: Да, рискую точно так же как и вы.

ТАРАСОВ: Поэтому я сейчас как живу? Я сейчас обеспечил себе некое стабильное существование финансовое в России, а все остальное тратится на вот эти рискованные, суперрискованные проекты, зато я живу безумно интересно.

ЧЕРНОГОРОВ: А что стало с вашими первыми инвестициями, такими как компания «Трансаэро», «Русское лото», «ИнтерАгро» и прочими компаниями, к основанию которых вы имели отношение?

ТАРАСОВ: Ну, все по-разному. Когда мне пришлось эмигрировать, «ТРАНСАЭРО» переименовалось в новое «ТРАНСАЭРО», где мои акции исчезли.

УСКОВА: А не обидно?

Артем Тарасов

Артем Тарасов

ТАРАСОВ: Нет, конечно, ну что вы.

УСКОВА: Вы считаете, что это естественно?

ТАРАСОВ: Да люблю я всех, кто делает успех в жизни, потому что это единственное, на что можно равняться и к чему стремиться.

УСКОВА: А у нас здесь были «ТРАНСАЭРО».

ЧЕРНОГОРОВ: У нас были коллеги…

ТАРАСОВ: Был Плешаков, был Гуртовой, эти ребята. Дай бог им счастья, не в этом все дело. В «Русском лото» я потерял свою долю потому что «Русское лото» очень долго было «чеченским лото»…

УСКОВА: По-моему, так и есть.

ТАРАСОВ: Нет, сейчас чеченец Малик Сайдуллаев, который содержал это все в руках, продал эту компанию, сейчас она принадлежит другой организации. А Малик успешно делает «Казахское лото». Он уехал, и в Казахстане бум такой идет…

ЧЕРНОГОРОВ: Ну, здесь-то запретили игорный бизнес.

ТАРАСОВ: Нет-нет, лото не запретили, здесь оно до сих пор идет. Вообще это несчастье, 17 лет будет в этом году с запуска этой программы, которую я запустил в 1994 году. И, вы знаете, я сделал что? Я моего друга поставил ведущим. Миша Борисов, Михаил Борисов…

УСКОВА: Я помню, я помню. Андрей не помнит, я помню.

ТАРАСОВ: Так вот, он работает 17 лет без отпуска, потому что каждую неделю он должен записать лото. 17 лет без отпуска, представляете?

ЧЕРНОГОРОВ: Почему вам пришлось уехать, что случилось?

УСКОВА: А я знаю, почему. Я сегодня обедала с одним очень высокопоставленным представителем силовых структур, и когда он узнал, какой сегодня будет эфир, он мне сказал: «Да, мы за ним 5 лет по-честному гонялись». Расскажите, Артем, как вообще…

ТАРАСОВ: Нет, ну, Андрей, это естественная, нормальная реакция человека, когда тебе предлагают пересидеть в Лондоне или в тюрьме. Ну, что надо выбирать? Когда лично…

ЧЕРНОГОРОВ: У нас есть пример человека, который выбрал другое.

УСКОВА: Ну, он не выбрал, он не понял, что с ним происходит, он переоценил свои силы…

ТАРАСОВ: Этот человек, его обманули, я больше знаю информацию. Ему пообещали, что он не сядет. А вот, к сожалению, там второй человек сидит – это мой ближайший друг – Платон Лебедев. Это честнейший человек, один из немногих талантливых людей, которых я знал в жизни, и его мне бесконечно жалко. А я, значит, уехал, чтобы не сидеть в тюрьме, чтобы не подвергаться бандитским нападениям. Были же лихие 90-е…

УСКОВА: В принципе, могли ведь и в Лондоне достать.

ТАРАСОВ: Ну, Лондон – это местечко такое, все уже раскусили…

УСКОВА: А вы первый его раскусили, да?

ТАРАСОВ: Я был первый. Я когда садился в кэб, была такая пауза дикая: «Из Москвы, из России у нас?», «Горбачев велик», – сразу мне говорили.

УСКОВА: Они любят его, да?

ЧЕРНОГОРОВ: Они-то любят, для них-то он сделал хорошее дело.

ТАРАСОВ: Нет, ничего он не сделал для Лондона, но его любят. А сейчас это, конечно… Сейчас там три газеты, сейчас там радио, сейчас там есть канал телевизионный русскоязычный в Лондоне.

УСКОВА: Такая диаспора уже простроенная, да?

ТАРАСОВ: Да.

ЧЕРНОГОРОВ: А какие-то бизнесы вы основали, будучи в Лондоне? Как-то вы на их жизнь смогли повлиять?

ТАРАСОВ: Ну как, я, конечно, адаптировался, Андрей. Пришлось. Сначала это была жизнь на чемоданах, то есть желание вернуться. Но оно преследует человека, которого выдавливают…

УСКОВА: А правда есть желание вернуться?

ТАРАСОВ: Когда выдавливают из страны, конечно, это ностальгия, это желание вернуться.

УСКОВА: Артем, ну а почему? Вот почему? Сейчас же мир такой весь… Это же раньше не было информации с родины, а сейчас же все в Интернете, все в телевизоре.

ТАРАСОВ: Ну, сейчас уже XXI век, а тогда это был XX. Мы были люди – продукты совдеповские, советские.

УСКОВА: Ну а чего, березок не хватало?

ТАРАСОВ: Мы просто не могли жить, мы были неприспособленны к Западу. И мне пришлось адаптироваться, учиться. Я там поехал в Wharton School, там я сдавал экзамены, защищал диссертацию, иначе бы я не адаптировался. Я все-таки 8 лет прожил на Западе, это много.

УСКОВА: А жена-то английская или русская?

ТАРАСОВ: Жена у меня была русская, которая стала английской и осталась там, и мы разошлись, я ей оставил дом в Кенсингтоне, и все нормально.

ЧЕРНОГОРОВ: То есть жена смогла адаптироваться?

ТАРАСОВ: А жена была готова к этому, она мечтала, она читала эти журналы, она читала книги. Она заговорила на английском так, что никто не верил, что она не англичанка, понимаете. Она стремилась к этой жизни, ну и дай бог ей удачи. Она хороший скульптор, она сегодня проводит там выставки скульптуры. И, в общем, дай бог, все в порядке. А я не мог адаптироваться, потому что мне это навязали. Когда вам что-то навязывают и говорят: «Адаптируйся…»

ЧЕРНОГОРОВ: Внутренний протест возникает.

Артем Тарасов

Артем Тарасов

ТАРАСОВ: Конечно, моментально. Психологическая ломка. Я понимаю, как себя сегодня чувствует Чичваркин, Березовский, все эти люди. Конечно…

УСКОВА: А вы общаетесь там с ними?

ТАРАСОВ: Ну, я общался с Березовским. Он пришел ко мне и говорит: «Помоги, я тут приехал только что, а ты уже здесь живешь». Это начало самое его эмиграции. А потом он перестал общаться, потому что ему страшно на самом деле. Бывали уколы зонтиков, умирали люди, и Литвиненко умер как-то странно. Теперь он предпочитает не встречаться с людьми, которые приезжают из России. Я Бориса понимаю, я был в таком же состоянии.

ЧЕРНОГОРОВ: Я напоминаю телефон нашего эфира: 65-10-996. Подключайтесь к нашей дискуссии, у нас в студии Артем Тарасов.

УСКОВА: Ну, вот я просто хочу сказать, что мы Артема насилуем на предмет воспоминаний, они ему, наверное, осточертели уже, потому что все интервью…

ТАРАСОВ: Действительно. Вы знаете, настолько уже, да…

УСКОВА: Вот. Поэтому, Артем…

ТАРАСОВ: Я, кстати, книгу написал именно для того, чтобы, знаете, в яму опуститься, все рассказать, и закрыть и зарыть. Я сейчас в XXI веке, и действительно процветаю. И вот тут я уже адаптировался…

УСКОВА: Но книжку-то можно где-нибудь купить? Скажите нашим слушателям…

ТАРАСОВ: «Миллионера» купить нельзя, он уже…

УСКОВА: Уже нельзя? А может быть, еще раз переиздадим?

ТАРАСОВ: Предложили мне «АСТ»… Кстати, я реально над этим думаю, потому что права у меня.

УСКОВА: Ну, так и надо переиздать.

ТАРАСОВ: Наверное, да, потому что люди спрашивают. Кстати, вы начали с того, что вашу передачу должны слушать в разных регионах. Вы знаете, где вас слушают? В Хьюстоне, в Техасе, вас слушают в Америке.

УСКОВА: Да вы что!

ТАРАСОВ: Да. И когда я сегодня сказал своим партнерам, что я…

УСКОВА: Нам их Хьюстона письма не приходят. Хабаровск пишет, Владивосток пишет, а Хьюстон – нет.

ТАРАСОВ: Когда я сказал, что я иду в «Финам FM«, мне сказали: «Ой, господи, это же реальная, правильная станция, которая…» Мой друг, владелец крупной корпорации, которая очищала вот этот Мексиканский залив от разлива нефти, он сказал. Единственная радиостанция, которая оперативно получала информацию и передавала в эфир – это была «Финам FM«. И мы ее все там слушали, а я всем переводил. Представляете?

ЧЕРНОГОРОВ: Кстати, никакой цензуры.

УСКОВА: Никакой цензуры. Здесь фантастические люди, нас не ограничивают в программе. Только матом запрещают ругаться, но иногда вырывается.

ЧЕРНОГОРОВ: Что, конечно, тяжело.

ТАРАСОВ: Не в этом дело, цензура, не цензура, но просто хороший комплимент реально основан на основе…

УСКОВА: Спасибо большое.

ЧЕРНОГОРОВ: Приятно слышать. Давайте выведем наших слушателей. Добрый вечер, вы в эфире. Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Сергей меня зовут.

УСКОВА: Здравствуйте, Сережа.

ТАРАСОВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Хотел задать вопрос. Вот бизнес в 90-х и бизнес в 2000-х – это разные вещи? Мог ли человек, который добился успеха в бизнесе в последние десятилетия, достичь такого успеха в 90-х?

ЧЕРНОГОРОВ: Трудно ли адаптироваться?

ТАРАСОВ: Сергей, на самом деле я по голосу понял, что вы знаете ответ на этот вопрос!

УСКОВА: Нет, это молодой голос…

ТАРАСОВ: Но все равно это небо и земля. У нас сегодня страна, в которой бизнес исключительно тяжело делать. У нас сегодня богатые…

УСКОВА: То есть тяжелее, чем в 90-е?

ТАРАСОВ: Да, конечно.

Богатые богатеют, бедные беднеют. И у нас такая тенденция, и, в принципе, это не зависит от бизнеса как такового, понимаете, это зависит от некоей неправильной структуры власти.

ЧЕРНОГОРОВ: От тех сигналов, которые власть посылает.

ТАРАСОВ: Нет, власть… Вы знаете, вот я всегда думаю, когда начинают критиковать Медведева, Путина, я думаю все-таки, что эти люди, достаточно обеспеченные в жизни, они действительно хотят сделать что-то хорошее стране. Ну, статус обязывает. Если бы вы были на этом месте, какой бы вы были…

УСКОВА: Ну да, все-таки в историю надо с чем-то войти.

ТАРАСОВ: Нет, это люди, искренне желающие этого. Но структура власти настолько неправильно существует, настолько она против развития страны выстроена, что они не могут ничего сделать. Поэтому, когда спрашивают о том, как вести бизнес в России, я говорю: «Никак, потому что структура против бизнеса».

Ведь попытки, помните, реформации, реформирования административной власти в 2007 году или в 2006, чем это кончилось? Они поручили это дело тем же чиновникам, они реформировали, исходя из своих интересов. И сегодня мне жалко этих людей. Вот я все время смотрю выступления, я искренне верю нашей сегодня власти, желанию, ну, по крайней мере, верхнему эшелону. Потому что других-то мотиваций уже нет в жизни, нужно сделать хорошую страну. Это колоссальная ответственность на самом деле.

И я скромно пытался, предлагал варианты структуры этой власти, сначала просто изменить структуру, причем, оставив все их желаемые приоритеты, оставив стабильность, оставив вертикаль власти, пожалуйста. Оставив еще… Вот любые приоритеты выписать, все равно структуру можно переориентировать на помощь развитию страны. И я честно взял и написал письмо Медведеву, я честно получил ответ: «Ваше предложение отправлено на экспертизу…» Не помню, в какое-то министерство. У меня эта бумажка лежит, да.

Я ничего больше не получил, но, вы знаете, у меня такое удовлетворение – я сделал все, что мог. Сергей, слышите меня? Я для вас сделал все, что мог, я пытался это предложить, но раз люди…

УСКОВА: Ну, мы надеемся, что Дмитрий Анатольевич вас услышит и все-таки найдет ваше письмо.

ЧЕРНОГОРОВ: Давайте еще один звонок… Добрый вечер, вы в эфире. Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Игорь.

УСКОВА: Здравствуйте, Игорь.

СЛУШАТЕЛЬ: Очень приятно слышать такого позитивного собеседника. Мой вопрос следующий: три самых ключевых совета для человека, который желает уехать из России, и хочет побыстрее адаптироваться за рубежом. Спасибо большое.

ЧЕРНОГОРОВ: Отлично, Игорь, спасибо.

УСКОВА: Ну что же, честный вопрос, во всяком случае.

ТАРАСОВ: Подумать еще раз, желаете ли вы действительно или нет. Потому что там вас никто не ждет, и там не так сладко, как вам может показаться.

УСКОВА: Первый совет – подумать. Так, второй?

ТАРАСОВ: Второе. Если уж все-таки вы подумали и поняли, то нужно выбрать страну и выучить все настолько досконально, чтобы вы могли сказать, как проехать от Бостона, допустим, до Майями Бич, сколько это стоит, какие рейсы, на каком транспорте вы можете добраться. Буквально вот так. Если вы таким образом изучите страну, вы можете попробовать адаптироваться.

УСКОВА: Второе – подготовиться как следует.

ТАРАСОВ: Подготовиться. Ну и третье – подумать еще раз.

УСКОВА: Правильно, согласна! Артем, как будто вот, знаете, как будто вы изнутри меня говорите. Фантастика просто! Давайте перейдем к настоящему времени, к этому веку.

ЧЕРНОГОРОВ: Вот вы уже не посоветовали делать бизнес.

УСКОВА: Да, а при этом вы пытаетесь заниматься бизнесом, занялись предпринимательством.

ТАРАСОВ: Нет, нет. Я вам скажу, как я живу здесь. Меня все спрашивают: «Научи, как ты так существуешь». Во-первых, я хорошо разместил свои деньги в России.

УСКОВА: Да? Приятно слышать! Не всем так везет!

ТАРАСОВ: Нет, просто продумал и все. Потому что кризисы, они кризисами… Вот сегодня есть три инструмента на рынке, в которых можно разместить деньги: это депозиты банков, это ПИФы…

УСКОВА: Кстати, депозиты тоже уже какие-то гнусные стали.

ТАРАСОВ: Вот смотрите, ПИФы…

УСКОВА: 4% там в депозитах.

ТАРАСОВ: 7%, да. Это кошмар. И он будет снижаться, то есть, этого инструмента нет, согласен.

ПИФы – этого тоже нет, потому что они пытаются обмануть. И третье – недвижимость в виде квартиры. Это страшное дело, все уже поняли, что это такое.

Я уже не говорю там, игра на биржах – это вообще негарантированная, не расчетная…

УСКОВА: Да, мы же про лото с вами не говорим!

ТАРАСОВ: Что делать, куда же разместить? Вот я, знаете, нашел очень простую вещь. Я нашел очень хорошую компанию, которая занимается тем, что продает вам коммерческую недвижимость. Если у вас есть свободный миллион долларов, например, вы покупаете некую недвижимость, в которой находится продовольственный магазин или поликлиника. Какой бы кризис не случился, магазины у нас закроются в самую последнюю очередь, это уже будут совсем кранты, то есть до этого не доходит. Поэтому вы имеете стабильного пользователя вашей недвижимости, который платит деньги.

Вот «Gremm Group», есть такая компания, которой я отдал в управление свои деньги, и я стабильно получаю 20% ежегодно, независимо от бизнеса, и это стабильный… Потому что я не занимаюсь ни эксплуатацией помещений, ни ремонтом, потому что это делает арендатор, я не боюсь, что моя парикмахерская закроется из-за того, что упадут цены на нефть…

ЧЕРНОГОРОВ: А почему вы доверяете этой группе?

ТАРАСОВ: А потому что я посмотрел, это очень хорошая группа, очень честно построенная, она абсолютно прозрачная. Никаких там нет сложностей, и очень простое, простое…

ЧЕРНОГОРОВ: То есть, в конечном счете, вы советуете коммерческую недвижимость?

ТАРАСОВ: Я советую. Сегодня это наиболее стабильная, интересная инвестиция в России. Другого я ничего не могу посоветовать. Это первое. Второе. Я сегодня действительно участвую в создании еще одной, совершенно другой компании, где я председатель совета директоров. И я очень горжусь тем, что мы сделали за 1,5-2 года.

УСКОВА: Так все-таки вы компанию-то делаете. То есть, бизнес-то можно делать?

ТАРАСОВ: За 1,5 года мы сделали уникальную компанию. Как ни странно, это компания по обслуживанию транспорта, но она настолько интересная…

УСКОВА: Артем, вы знаете, у нас сейчас…

ЧЕРНОГОРОВ: Давайте повесим сейчас такую многообещающую паузу и через несколько мгновений вернемся в эфир.

ЧЕРНОГОРОВ: Итак, мы продолжаем. Ольга Ускова, Андрей Черногоров. У нас в гостях Артем Тарасов. Телефон: 65-10-996. И мы сейчас выведем радиослушателей в эфир. Добрый вечер, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

ЧЕРНОГОРОВ: Пожалуйста, ваш вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Я хотел прокомментировать по поводу любителей уезжать за рубеж. Совет первый – прочитать и реально ознакомиться с той ситуацией, которая там происходит. Совет второй – запастись самым необходимым. Потому что когда это все подорожает или произойдут, так сказать, события, должны быть какие-то консервы, еда, «Дошираки».

Что касается ситуации России, то у нас, как показывает практика, рулит сейчас высокотехнологичное производство. У меня есть пример перед глазами подобной компании. Мало того, что они давят конкурентов иностранных, так они еще на экспорт продают продукцию. Просто у нас…

УСКОВА: Спасибо большое.

ЧЕРНОГОРОВ: Сергей, спасибо. На самом деле интересная позиция, потому что мы до этого думали, что у нас высокотехнологичной продукции нет…

УСКОВА: Не рулит.

ТАРАСОВ: Я тоже не знал об этом, но теперь буду искать эту информацию. Но на самом деле мы не побоялись создать транспортную компанию, понимаете, среди таких ужасных совершенно ситуаций, которые у нас в Москве есть. И мы сегодня вот обслуживаем… Я вам просто перечислю, вы сразу поймете. «Deutsche Bank», «Coca-Cola»…

УСКОВА: Грузовые перевозки, пассажирские…

ТАРАСОВ: Нет, нет, нет. Это корпоративные перевозки. Вот мы реально для вашей компании, например, Ольга, можем в 3-5 раз, ну, в 3 точно, сократить все расходы.

УСКОВА: Немедленно возьму после этого телефон. Это дикая проблема у нас, это постоянно…

ТАРАСОВ: Мы берем на себя аутсорсинг, у нас ни один не работает шофер из такси, у нас все работают москвичи, с пятилетним стажем, все в галстучках. И мы не просим…

УСКОВА: Как в Лондоне все?

ТАРАСОВ: Лучше! В Лондоне такой компании нет. И когда мы подъезжаем, подаем вам машину, мы не просим денег за подачу машины. Вы платите регулярно только за то, сколько километров она проехала, и все отслеживается через GPS.

УСКОВА: Какой у вас парк?

ТАРАСОВ: У нас парк – 90 машин. Самые лучшие машины, чистые, причем разобранные по всей Москве. Больше того, мы же международная компания. Мы сейчас обслуживали G-20, вот эту встречу, и получили…

УСКОВА: У Андрюхи вот в последний раз в «Командире» сперли «iPhone».

ТАРАСОВ: Ну, вот представляете, да? «Командиры» эти все, это близко не стояли, потому что мы не берем деньги за то, что… В общем, смотрите, Андрей, я правда вам рекомендую. Я там не потому, что… Мне нравится вот красиво… К чему я сейчас все это клоню? А к тому, что мне это дает возможность заниматься абсолютно ненормальным бизнесом, который называется «инновации». Вот я получаю эти деньги, я все засаживаю туда, я вот трачу…

УСКОВА: А в чем там инновационность?

ЧЕРНОГОРОВ: В чем инновационность этого бизнеса, расскажите.

ТАРАСОВ: Знаете, очень интересно. Вот я живу очень интересно, правда. Дело в том, что какой-то один из великих сказал, что одна идея внедренная может перевернуть все человечество. Ну, вот сколько таких примеров? Социальные сети, вообще сам Интернет, мобильный телефон и так далее. Вот, поверьте,

у меня сейчас есть 5-7 таких изобретений отечественных, российских, которые могут перевернуть весь мир.

Я этим сейчас занимаюсь, понимаете.

ЧЕРНОГОРОВ: Хорошо. Давайте подключать радиослушателей. 65-10-996. Добрый вечер, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Владимир.

ТАРАСОВ: Здравствуйте, Владимир!

СЛУШАТЕЛЬ: Я, честно говоря, до сегодняшнего вечера не знал о существовании Артема, как бы очень случайно услышал…

УСКОВА: Вы, наверное, очень молодой человек.

СЛУШАТЕЛЬ: Мне 25 лет.

УСКОВА: А, ну да, понятно.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, наверное, молодой считается. И мне очень приятно услышать такую позицию, потому что… Я хотел вот высказаться по поводу этих вопросов про эмиграцию еще куда-то. Вот этот феномен, что люди, которые чего-то добились, они сразу хотят уехать, потому что здесь плохо, здесь плохо платят, плохие условия. Это все глупости. Потому что…

УСКОВА: Ну, Владимир, Артем-то наоборот вернулся, он вернулся из Лондона в Россию.

СЛУШАТЕЛЬ: Это прекрасно, это восхитительно, очень приятно слышать таких позитивных людей.

ЧЕРНОГОРОВ: Понятно. Какой вопрос будет к нашему гостю?

СЛУШАТЕЛЬ: У меня вопрос будет такой, что… Насколько вот он считает перспективным в Москве развитие именно какой-то сферы обслуживания, скажем так, нетрадиционной? Подача автомобилей без абонентской платы. Вот еще можете назвать в качестве своих прогрессивных идей какие-то подобные…

УСКОВА: Посоветовать что-то, да, понятно.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, что-то посоветовать. Какие-то интересные, но очень прикладные проекты, вот на ваш взгляд.

УСКОВА: Спасибо вам большое.

ЧЕРНОГОРОВ: Артем, какие идеи вам не жалко для наших радиослушателей?

ТАРАСОВ: Нет, идей не жалко, но вот что бы я посоветовал. Вот сейчас все говорят об инновациях. На самом деле это… Ну, я не знаю, как помягче сказать, на вашей станции можно все говорить?..

УСКОВА: Все, да, да.

ТАРАСОВ: Мне кажется, что это просто распиливание денег.

УСКОВА: Это очень мягко, это очень мягко!

ТАРАСОВ: Настоящие изобретатели сегодня не востребованы.

УСКОВА: Мы тут так нежно не говорим!

ТАРАСОВ: Понимаете, вот

под этой маркой инноваций пытаются построить некий заказник такой, заповедник. Я называю это «показательный колхоз».

Ну, раньше такие были.

УСКОВА: Потемкинские деревни, да.

ТАРАСОВ: Да. Специально на Запад ориентированные, которые ни во что не ставят нашего российского изобретателя, считая, что все умные уехали, все глупые остались, и все потерялось, все школы разрушены. Эти несчастные люди, они участвуют в тендерах, я сам участвовал много раз в тендерах, понимая, кто выиграет заранее. Понимаете. Потому что, мне кажется, участвуя в тендере, любой изобретатель должен получать деньги, а не делиться этими деньгами.

Я к чему веду? Вот сейчас слушатель задал вопрос о том, чем заниматься. Поищите этих брошенных людей. Очень маленькая сумма нужна для человека с изобретением, чтобы изобретение стало продуктом. Когда объявляют, что выделены миллионы, сотни миллионов – это вызывает у меня просто шок и смех. Потому что есть определенные стадии, легко рассчитываемые, как инновационный продукт становится товаром.

ЧЕРНОГОРОВ: И для старта нужно совсем немножко.

ТАРАСОВ: Конечно. Я вам даже скажу эти цены…

ЧЕРНОГОРОВ: И главное даже такой ресурс есть. Kulibin.org этот ресурс называется, который поддерживает «НАИРИТ», и там 2,5 тысячи инноваторов предлагают свои проекты, которые до сих пор не нашли еще пока финансирования.

ТАРАСОВ: Вот видите, Андрей. А у меня, например, сейчас в фонде, вот в этом институте дикое что-то творится. Десятки в день приходят мне предложений. Я читаю эти изобретения… Я не могу раздвоиться, но я выбираю нечто, что перевернет мир на самом деле. И вот в последнее время я занимаюсь тем, чтобы продлить жизнь человека до 200 лет. Вот реально. Вы можете в это верить или нет, но мне сейчас… Вот посмотрите на меня, я выгляжу на свои 60…

УСКОВА: Нет, вы выглядите…

ЧЕРНОГОРОВ: Вы моложе выглядите.

ТАРАСОВ: Но я сдал кровь последний раз – мне 48, биологический возраст.

УСКОВА: Ну, вы так и выглядите, кстати.

ЧЕРНОГОРОВ: Артем, вы зарядили нашу аудиторию таким оптимизмом. Вот…

УСКОВА: Люди просятся к вам на работу.

ЧЕРНОГОРОВ: «Куда присылать резюме? Без шуток, хочу на работу к Артему Тарасову».

ТАРАСОВ: Дорогие мои, ну вот я еще раз говорю, я сегодня деньги трачу на изобретателей.

Я стараюсь из их идеи сделать продукт, а потом этот продукт предложить знаете куда? Пусть меня осуждают, как хотят, но на Запад. Потому что на Западе есть рынок для этого продукта, а у нас в России – нет.

Он остается российским, эти люди не уезжают на Запад, но когда они пообивали пороги у Чубайсов и Вексельбергов и поняли, что там никому они не нужны…

ЧЕРНОГОРОВ: Люди, которые обивали пороги у Чубайса, у нас недавно были на радио.

ТАРАСОВ: И что они говорят?

ЧЕРНОГОРОВ: Говорят о том, что и вы говорите.

УСКОВА: У нас все-таки немножко другая позиция, во всяком случае, у «НАИРИТ». Мы деремся. Мы деремся и кое-что побеждаем. Мы очень много тратим крови и сил…

ТАРАСОВ: Ну, вот я этим занимаюсь целыми днями…

ЧЕРНОГОРОВ: Вот отпускать 100 миллионов, чтобы они просто уплыли, это…

УСКОВА: Артем, мы вам поможем, давайте это делать вместе.

ЧЕРНОГОРОВ: …Пока рано. Так, давайте еще звонок, пожалуйста, в эфир. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, меня зовут Роман. Добрый вечер, ведущие, добрый вечер, Артем. Очень интересная передача, и очень интересно услышать мнение человека, который вернулся на самом деле, и пытается здесь что-то делать и прогрессировать. Скажите, пожалуйста, Артем, а куда можно с собственными изобретениями обращаться непосредственно в ваш фонд? То есть, он как-то называется или?..

ТАРАСОВ: Я сейчас вам отвечу…

ЧЕРНОГОРОВ: Спасибо, Роман.

ТАРАСОВ: Роман, мы выбрали несколько направлений. И, к сожалению, охватить другое мы уже не можем. Мне присылают разные двигатели. Мы не занимаемся механикой, хотя жизнь заставляет. Мы занимаемся биологией с наклонностью в медицину, то есть человек и все, что связано с человеком. Мы, например, дошли до понимания того, что вся медицина должна где-нибудь через лет 5-7 умереть как таковая, потому что сегодня эта отрасль настроена на то, чтобы послать вас в аптеку, чем чаще, тем лучше.

УСКОВА: Или к хирургу.

ТАРАСОВ: Или к хирургу за деньги. Понимаете, а мы начали лечить болезни без медикаментов, и у нас это все происходит и получается. И нанотехнологией я занимаюсь, потому что я нашел заказчика себе – это «РЖД». В «РЖД» это понимают, и мне в «РЖД» дают возможность внедрять целый ряд проектов. Мы сейчас там…

ЧЕРНОГОРОВ: То есть в обход «РОСНАНО», напрямую…

ТАРАСОВ: Я хочу сказать, что вот эта масса, которая ко мне приходит, сельскохозяйственных продуктов, понимаете, там новых товаров народного потребления, машин, двигателей и так далее, я, во-первых, в силу ограниченности своей квалификации… Я всего лишь физик-акустик, я могу разобраться в чем-то. Сейчас я становлюсь уже медиком, гомеопатом, если хотите. Но я очень многого не могу сделать. И я не могу вам сказать: «Присылайте мне на сайт все, что возможно». Мне пишут именно туда, мне пересылают, я получаю иногда 40…

УСКОВА: Артем, назовите сайт.

ТАРАСОВ: Сайт: artem-tarasov.ru. Туда приходит иногда до 40-50 писем в день. Но когда я узнал, что Биллу Гейтсу пишут 3 миллиона в день, я порадовался: я могу еще прочитать все, и на все ответить.

УСКОВА: Если биомедицина или нанотехнологии – это к вам. Все остальное шлите на kulibin.org.

ТАРАСОВ: Давайте. У вас kulibin.org? Я обязательно туда…

УСКОВА: Да, зайдите к нам, посмотрите.

ТАРАСОВ: Я вам буду пересылать туда по 25 патентов в день.

УСКОВА: Не страшно!

ТАРАСОВ: Хорошо.

ЧЕРНОГОРОВ: Давайте, поехали дальше, выведем в эфир… Добрый день, добрый вечер, вы в эфире. Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Это Геннадий из Подольска. Я хочу предложить Артему следующее. Не какое-то прикладное изобретение, а побороться за систему изменения внедрения инноваций. То есть, вот конкретно одна из моих, так сказать, разработок. У меня есть патенты, все, я не буду ничего рассказывать. Значит, сегодня выделяются большие деньги на инновации, но эти деньги неправильно выделяются. Дальше они распределяются, не поймешь как…

УСКОВА: Неправильно распределяются, я бы так сказала.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Они и выделяются неправильно. Они выделяются министерством для федеральных целевых программ, понимаете…

УСКОВА: Геннадий, давайте мы сделаем так. Очень интересная тема, мы по ней будем делать отдельную программу. Вы, пожалуйста, пришлите на «Финам FM» все свои координаты, мы вас пригласим в студию. Спасибо за звонок.

ТАРАСОВ: Вы знаете, Ольга, я бы хотел одну только вещь сказать. Вот если бы взять эти деньги, которые выделяются и выделены, и сделать порционное распределение… То есть, есть первая стадия подготовки инновационного продукта. В чем оно заключается и сколько стоит? Любого. Это патент, защита, это экспертиза (лучше западная и российская), это, возможно, работающий опытный образец или доказательство работы. Все. Это уже продукт и товар. Стоимость этого товара в 10 раз больше, чем затрат.

УСКОВА: Первый человек, который так четко сформулировал. Это фантастика, Артем, это потрясающе!

ТАРАСОВ: Сколько на это затрат требуется? 100 тысяч долларов – максимально, даже если вы хотите экспертизу Оксфорда, и Кембриджа, и Гарварда, и чего хотите. 100 тысяч максимально. Стоимость – минимум миллион долларов. В 10 раз.

УСКОВА: А куда же накрутить откаты? Вот вы сейчас…

ТАРАСОВ: Не знаю. Следующая стадия, что идет следующее за этим? Следующая стадия абсолютно понятная, она называется НИОКР, то есть это разработка технологии производства вот этого товара, который уже доказано работающий, и разработка технологического плана его выпуска, то есть привязка к производству, если это производство.

Или другой способ, если это продажа где-то за рубежом, то есть вот процесс его проектирования. Он стоит 500 тысяч, 400-500 тысяч, все, больше нельзя истратить, долларов. Но когда у вас готовый НИОКР, есть уже опытная партия несколько штук, и вы знаете, где производить… Я вам сейчас дам конкретные примеры из того, что мы уже сделали.

УСКОВА: Очень важно, давайте, да.

ТАРАСОВ: И, значит, это уже стоит… Затрата полмиллиона долларов стоит минимум 5 миллионов, а то и 10, а то и 15. Все зависит от того продукта, который вы сделали. И так далее. Понимаете, на каждой стадии разработки есть абсолютно четкая порционность. Вот если эти деньги разложить на порции, то когда выделяется на разработку какой-то доклинической стадии исследования лекарства от рака 200 миллионов долларов или миллиарды какие-то… Ребята, ну что вы делаете? Когда в Сколково проходит… 16 проектов недавно опубликованных, 3 профанации. Я знаю просто…

УСКОВА: Да, я готова подписаться. Когда 400 миллионов выделяется на словарный поиск, это просто… Ну, покрываешься пятнами просто от этого.

ТАРАСОВ: И эти деньги нельзя оправдать никак. И нормальные изобретатели, они боятся этого на самом деле. Они говорят: «Вы знаете, Артем Михайлович, нам ровно надо столько, сколько надо. Мы не собираемся заработать, наша идея в другом – мы создали свое дитя, мы потратили на это огромное количество энергии душевной, если хотите, любой. И мы хотим, чтобы это существовало, чтобы мы увидели внедрение. Мы не хотим уезжать за границу, но мы хотим, чтобы это появилось. Потому что человечество остается без этого».

И вот к чести западных организаций, структур в Англии, в Америке, они как раз все время занимаются разработкой механизма, который не дает исчезнуть, утонуть идее, если эта идея направлена на то, чтобы люди лучше жили в мире. Сегодня это главное. Эти инфраструктуры создаются именно с этой целью. Вот надо было тратить деньги на создание такой инфраструктуры, которая могла бы вот это все охватить. И на второе – это порционность выделения денег. Когда-то у нас был фонд Бортникова, он выделял 25 тысяч долларов. Это ничего. Они не могли довести продукт даже до первой стадии продажи.

Я вот по мере своей возможности довожу это до двух стадий. Вот я сейчас еду в Китай. В Тайване я заказал устройство. Ну, первое устройство такое, очень интересное, давайте я вам немножко расскажу. Когда заболевала дочь или жена императора в Китае много-много, 2 тысячи лет назад, вызывали врача и говорили: «Вот, друг, лечи. Если к вечеру ей не станет лучше, мы вынуждены отрубить вам голову».

УСКОВА: Нормальная мотивация.

ТАРАСОВ: Нормально, да. «Только лечить вы будете ее странным способом: вам нельзя с ней разговаривать, ее видеть нельзя и трогать нельзя. Она будет за ширмой, а вы ее к вечеру должны вылечить». И бедные китайцы, чтобы остаться живыми, придумали способ диагностики: они просили ее завязать вокруг запястья шелковую нитку и протянуть ее через ширму, и брали ее в рот, и чувствуя пульс этой особы, они определяли по пульсу огромное количество болезней. По пульсовой волне.

ЧЕРНОГОРОВ: Да, в авиационной пульсометрии это уже запатентованная технология на самом деле.

ТАРАСОВ: Прекрасно, Андрей. Мы сделали прибор, который будет сейчас выпускаться массовым производством, огромный интерес в Америке, в Англии. Вы просто одеваете браслет, причем для женщин очень красивый браслет, для мужчин похуже, и носите маленький приборчик, который сообщает вам прямо на ваш iPhone и куда угодно. Если что-то случилось, то он просто вызывает врача. Значит, там вся…

УСКОВА: То есть, вы уже дошли до образца?

ТАРАСОВ: Да. Там вся сложность была, знаете в чем? Мы не сердце свое слышим. Вот если бы мы слышали все время стук нашего сердца, мы бы с вами умерли. И мы также точно не слышим пульс. И вот придумали датчик, который снимает эту пульсовую волну. А дальше у нас все есть. Двухтысячелетняя история вот этого… Даже у нас пытались преподавать пульсологию в медицинском институте.

ЧЕРНОГОРОВ: Баевский. Был такой ученый.

ТАРАСОВ: Правильно. И книжки есть. А знаете, почему не пошло? Потому что студент-отличник иногда, не обладая слухом, не мог ничего определить. Китайцы ставят три пальца на пульс, и ты должен запомнить, как стучит пульсовая волна. Все. А теперь мы даем такой прибор. Вот, пожалуйста. Затраты на все это до начала выпуска составили где-то 200-250 тысяч долларов. Сегодня таких приборов, на наш взгляд, нужно, ну, миллиардов 8 как бы. Стоимость этого прибора…

ЧЕРНОГОРОВ: Взгляд у вас оптимистичный.

ТАРАСОВ: А почему нет? Вы представляете…

УСКОВА: Да имеете право, конечно.

ЧЕРНОГОРОВ: Нет, рынок надо оценивать, конечно, широко.

ТАРАСОВ: И так далее, понимаете. Я сегодня занят реально вот этими интересными вещами…

УСКОВА: Ну, это был первый проект, который мы… Ну, похожий проект, Андрей на нем учился, он инвестировал. Очень интересная тема.

ТАРАСОВ: Ну, очень хорошо, очень хорошо. Но мы сегодня довели это… Вторая, Андрей, кстати, очень интересная, забавная штука… Я сейчас пытаюсь говорить о тех вещах, которые интересны телезрителям, не вдаваясь в сложные нанотехнологии. Второй прибор мы сделали в Китае, он тоже начинает выпускаться с апреля – это прибор фэн-шуй. Вот мы сегодня неправильно сидим. Для каждого из нас есть…

УСКОВА: А, по-моему, очень неплохо!

ТАРАСОВ: Нет, есть правильные направления географические…

УСКОВА: А вы в это вот верите, да?

ТАРАСОВ: Вы знаете, я не хочу подвергать сомнению, этой теории тоже 2 тысячи лет.

УСКОВА: Ну и что? Мало ли 2 тысячи лет разводок держится.

ТАРАСОВ: Нет. Я лег, положил компас себе на грудь, и я увидел, что я сплю в направлении «преждевременная смерть и сплошные финансовые неудачи». И чтобы повернуть кровать, мне нужно ее вертеть из угла в угол. Что я сделал?

ЧЕРНОГОРОВ: А у многих квартира не позволяет кровать поставить по-другому…

ТАРАСОВ: Андрей, правильно мыслите. Так вот, я сделал прибор, который ворочает магнитное поле под кроватью. Я поменял полюса…

ЧЕРНОГОРОВ: А, это путь хитрого человека, да.

ТАРАСОВ: Я поменял полюса. Скоро эта штука будет в продаже. Знаете, кто заинтересовался покупкой?

ЧЕРНОГОРОВ: Китайцы?

УСКОВА: Светлана Медведева!

ТАРАСОВ: «Wal-Mart». Он сказал, что ему нужно миллион штук в месяц.

УСКОВА: Они сделали предзаказ, да?

ТАРАСОВ: Да. И больше того. Вы знаете, сколько потратили в Тайване от слушания моей идеи до запуска производства? 3,5 недели. Сколько это стоило мне?

ЧЕРНОГОРОВ: Американцы действительно в этом плане повернутые, они раскупят эту штуку, правда раскупят. То есть, я сам поверил в это, правда…

УСКОВА: Только что!

ТАРАСОВ: Во-первых, я вам в апреле передам и просто подарю это. Потому что это можно подкладывать эти коврики магнитные, меняющие, под любой стул и делать правильные переговоры.

УСКОВА: У него очаровательная девушка, ей обязательно нужна вот эта штука, она просто нужна, да.

 

ЧЕРНОГОРОВ: 65-10-996. Подключайтесь, Артем Тарасов у нас в студии. Значит, вопрос с сайта пришел от вашего сына. Филипп Тарасов спрашивает…

УСКОВА: Вы что, не видитесь в обычной жизни?

ЧЕРНОГОРОВ: «Что вы скажете сегодняшней молодежи?»

УСКОВА: Скажите своему собственному сыну!

ТАРАСОВ: Филипп, я тебя очень люблю, поскольку ты у меня один единственный. Он сейчас работает в Сочи, ни больше, ни меньше на строительстве. То есть он… Там японская фирма, где его взяли…

ЧЕРНОГОРОВ: Значит, он тоже миллионер?

ТАРАСОВ: Нет, ему 21 год, он работает в лизинговой японской компании, которая сдает в лизинг трактора. И сегодня он уже учится на экскаваторщика. То есть, мне очень нравится…

УСКОВА: Как интересно жизнь сложилась. А почему он пошел?..

ТАРАСОВ: А ему очень хорошо, ему там нравится, он работает там…

УСКОВА: Девушки там нравятся или что?

ТАРАСОВ: Он еще не успел, он только уехал две недели назад. Поэтому… Я хорошо отношусь к Филиппу, к молодежи. Я очень счастлив, что мой сын счастлив, потому что ему очень трудно было здесь адаптироваться. Вот ему, прожившему 10 лет в Англии и потом 2,5 года…

УСКОВА: Оказаться в Сочи – это как кошмар!

ТАРАСОВ: 2,5 года в Арабских Эмиратах в университете, который он бросил успешно. Он сейчас доволен до смерти. Потому что он всю жизнь хотел жить в России, а сейчас он самостоятельный, у него должность. Он закончил бизнес-школу в Англии. То есть, это хороший бизнес-план…

ЧЕРНОГОРОВ: А как это, закончил бизнес-школу и экскаваторщиком пошел работать?

ТАРАСОВ: А он в компании лизинговой японской, крупной…

УСКОВА: В Англии хорошему не научат, я поняла.

ТАРАСОВ: Простите, процветающая компания, у них 400 экскаваторов сегодня сдано в эксплуатацию. Он может не учиться сам, но он хочет повысить квалификацию, понимать, как его машины эксплуатируются.

ЧЕРНОГОРОВ: А, в этом плане.

ТАРАСОВ: Конечно, конечно.

УСКОВА: То есть, он хочет просто пройти всю цепочку от начала до конца?

ТАРАСОВ: А как же. Это очень похвально, и, слава богу.

ЧЕРНОГОРОВ: Он будет заниматься бизнесом?

ТАРАСОВ: Он блогер, он ведет свой сайт…

УСКОВА: Вы похожи?

ТАРАСОВ: Я похож, но мы расходимся в одном мнении. Он говорит: «Чего вы все дергаетесь, ребята? В 2012 конец света, осталось 2 года. Живите, нормально, не занимайтесь возней всякой».

УСКОВА: А почему он решил, что конец света?

ТАРАСОВ: Ну, потому что там вот…

ЧЕРНОГОРОВ: Календарь майя и все такое.

ТАРАСОВ: Конечно. Общение с космосом. «Но, – говорит, – вы не волнуйтесь, я для этого пришел в мир, чтобы вас спасти».

ЧЕРНОГОРОВ: Понятно. Так а молодежи-то что скажете?

ТАРАСОВ: Молодежь сегодня очень хорошая. И плохо, что они живут в такой среде, в таком environment…

ЧЕРНОГОРОВ: А за границу надо уезжать учиться?

ТАРАСОВ: Ну, учеба…

ЧЕРНОГОРОВ: Не то, чтобы эмигрировать, а вот просто поучиться опыту. Это полезно?

ТАРАСОВ: Вот с Филиппом это вредно оказалось. Потому что он закончил бизнес-школу, а когда приехал сюда, нужно было нострифицировать его диплом как-то. Я пошел в Министерство образования, мне сказали: «У него нет среднего образования». Я говорю: «Подождите. Бизнес-школа лондонская, 10 лет учебы». «Это никак не соотносится к нашему диплому. Он же не сдавал ЕГЭ, поэтому у него нет среднего образования. У него нет среднего образования, чего вы хотите от нас?» Ну, вот такой бред, понимаете.

ЧЕРНОГОРОВ: Понятно, то есть…

ТАРАСОВ: Так что учить детей, а потом сюда привозить работать – они будут без образования. Если не найдете японскую фирму, которая в лизинг чего-то сдает, их могут не взять на работу.

ЧЕРНОГОРОВ: Хорошо, давайте еще наших слушателей подключим. Добрый вечер, вы в эфире. Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Валерий.

УСКОВА: Здравствуйте, Валерий.

ТАРАСОВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: У меня к Тарасову такой разговор совершенно нормальный. Я за его, так сказать, деятельностью слежу, наверное, года с 1991. Очень приятно, что все хорошо, все нормально. И я рад за него.

ТАРАСОВ: Спасибо, спасибо большое.

СЛУШАТЕЛЬ: Скажите, Артем. Я играю на саксофоне. Я пробовал заниматься и бизнесом, и всем, чем угодно. Но все это, знаете, так прошло, что… Валерий, это не твое, играй на саксофоне. Я очень хорошо играю на саксофоне, на уровне там Бутмана, но у меня фамилия другая немножко. Вот скажите, вы можете, ваша фирма или ваш какой-то фонд может мне помочь записать диск?

УСКОВА: Мы вам поможем. Пришлите, пожалуйста, на «Финам» свои контакты, мы вам поможем.

ТАРАСОВ: Давайте, Валера, так, действительно, послушают на «Финаме», если это здорово – пустят в эфир. Представляете. Вот вам и выход…

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, я не могу. У меня есть такой фрагмент, он буквально 30 секунд.

ТАРАСОВ: Ну, это мало.

СЛУШАТЕЛЬ: Очень хороший фрагмент, такой рабочий.

УСКОВА: Вы в Москве, Валер?

СЛУШАТЕЛЬ: Я в Москве, да.

УСКОВА: Ну, приезжайте на «Финам», послушаем вас вживую, с саксофоном.

СЛУШАТЕЛЬ: Хорошо.

УСКОВА: Спасибо, спасибо.

ЧЕРНОГОРОВ: Интересно, что человек в этом плане попробовал и нашел себя совершенно в другом.

УСКОВА: Нет, а вообще классно. Пусть приезжает, действительно, запишем человеку диск. Чего тут такого-то, если талантливый человек.

ТАРАСОВ: Я был недавно на концерте Козлова, он уже, конечно, у нас пожилой человек. Вы, наверное, не знаете, Андрей?

ЧЕРНОГОРОВ: Нет, я не увлекаюсь.

УСКОВА: Нет, я знаю, Козлова, конечно, он великолепный…

ТАРАСОВ: Это чудо совершенное, да…

УСКОВА: Но все-таки после американских музыкантов…

ЧЕРНОГОРОВ: Вот «Джаз-клуб» в Нью-Йорке, где играют совершенно какие-то неизвестные никому негры, но так играют!

ТАРАСОВ: Но о нем тоже знают там. Это выдающийся человек. Когда-то мы ходили на него, я не знаю, на закрытые концерты, когда он повторял «Иисус Христос суперзвезда»…

УСКОВА: Нет, понимаете, дело не в этом. Природа чернокожего человека другая. И вот то, что касается джаза, белому человеку не догнать никак. Это, я думаю, что это пересекается с сексом, меня это очень интересует…

ТАРАСОВ: Вот мой сын, кстати, давайте ему поможем на «Финам FM«. Он рэп пишет на двух языках – на английском и на русском. Читает вообще что угодно без остановки часами…

ЧЕРНОГОРОВ: У него уже начинается такая же бурная биография как у вас. В японской компании экскаваторщиком и пишет рэп.

ТАРАСОВ: Да. Так что можно его пригласить почитать.

УСКОВА: Обязательно, да.

ЧЕРНОГОРОВ: Значит, еще в текущую, скажем так, действительность окунемся.

УСКОВА: Артем, у меня один короткий вопрос. Мы сейчас все наблюдаем ситуацию в Японии, она совершенно, она не оставила никого в мире равнодушным. В первую очередь по поведению японцев, оно уникально. Я не знаю насчет других…

ЧЕРНОГОРОВ: Очень интересная история в этом плане, как организация общества. У нас, как только что-то случается, через 30 минут показывают перекошенное лицо нашего руководителя, который говорит, что я поставлю везде web-камеры, буду лично за всем наблюдать, сделаю 10 антикризисных штабов, и вот сейчас мы это все решим.

У них премьер-министр выступил с обращением через 8 часов, то есть наутро выступил, при этом все службы организовались, и всю ночь работали в экстренном режиме автоматически.

ТАРАСОВ: Андрей, в Советском Союзе вообще не было Министерства по чрезвычайным происшествиям. Это, кстати была одна из программ наша тогда, демократическая – сделать такое министерство. Слава богу, хоть какие-то идеи, которые я тогда высказывал, осуществились. И, слава богу, что хоть такой орган есть. Ситуация в Японии показала хрупкость нашего мира, ребята. И на самом деле страшно говорить, но вдруг мой сын прав, чего мы все дергаемся?

УСКОВА: Да ну, это все…

ЧЕРНОГОРОВ: С этим пониманием жить же не хочется.

ТАРАСОВ: Дай то бог, дай то бог. Я хочу дергаться все равно до самого конца!

УСКОВА: Нет, я хочу сказать, что никому не дано знать про конец. Это… И любая теория…

ТАРАСОВ: Но, конечно, это показало… Очень удивительно. Такая страна, видите, и вдруг такая хрупкость.

ЧЕРНОГОРОВ: Давайте все-таки, поскольку у нас программа сейчас подходит к концу, я напомню, у нас в гостях Артем Тарасов, первый советский, русский миллионер, официальный. Основатель компании «Трансаэро», «Русское лото», «ИнтерАгро» и многих других. Вот вы…

ТАРАСОВ: Издательство «Коммерсант» вы забываете. Мне очень-очень приятно читать «Коммерсант», и меня помнят, меня любят там.

УСКОВА: Вы с Демьяном общаетесь сейчас?

ТАРАСОВ: Демьян меня любит и я его. Так что…

УСКОВА: А вы не печатаете там экспертную колонку?

ТАРАСОВ: Вы знаете, мне писать невозможно. Я настолько занят, что я боюсь на себя взять такую ответственность, а потом не написать один раз. Мне тяжело, понимаете.

УСКОВА: Ну, хотелось бы, конечно, увидеть вашу колонку в «Коммерсанте».

ЧЕРНОГОРОВ: Давайте как-то резюмируем нашу сегодняшнюю дискуссию. У нас аудитория очень деловая, они как бы предприниматели, которые ждут, собственно, от вас какого-то посыла. То есть, вот, все-таки, стоит ли заниматься в России бизнесом? И как бы, что вы можете им порекомендовать?

ТАРАСОВ: Во-первых, предпринимателям нельзя сказать ничего иного, потому что они по своей структуре, по характеру они ничем не могут другим заниматься. Вот кто-то может играть на саксофоне, а предприниматель, ему нельзя сказать «не занимайся бизнесом», он просто не сможет жить. Точно так же, как мне нельзя сказать «не занимайся предпринимательством», даже не бизнесом, а пытаться новым чем-то… Поэтому, да, все равно, несмотря ни на что, надеясь на лучшее, стараться быть оптимистом.

Ну и, понимаете, можно критиковать, я еще раз говорю, правительство, но нужно ему желать всего хорошего, потому что… Критика правительства это, знаете, признак интеллигенции.

УСКОВА: Нет, это легко ничего не делать и критиковать…

ЧЕРНОГОРОВ: А что такое интеллигенция, Ленин нам говорил.

УСКОВА: Итак, большое спасибо вам Артем, мы провели замечательный час. Он очень коротким всем показался, и нам, и радиослушателям, судя по вопросам.

ЧЕРНОГОРОВ: Да. И мы увидимся, услышимся с вами через неделю на «Финам FM» в 8 часов вечера во вторник.

УСКОВА: До свидания!

ТАРАСОВ: Спасибо, до свидания.

 

Читать полностью: http://finam.fm/archive-view/3838/