Артем Тарасов: «Большие капиталы у нас обременительны и бессмысленны»

15.07.2014
forbes-ukr

Впервые после распада СССР в 1990 году украинско-российские отношения оказались в глубоком кризисе. В политике и экономике двух стран происходят масштабные преобразования, сопоставимые по своей значимости с периодом окончания советской эпохи.
Рвутся старые связи, меняются принципы взаимодействия между государствами – это негативно отражается на деловой активности. Но в сложившихся сейчас условиях Украина и Россия имеют возможность окончательно завершить процессы, начатые 24 года назад, когда с карты мира исчез Советский Союз, и сформировать полноценные национальные экономики, конкурентоспособные на международном рынке. Была ли у стран возможность избежать нынешнего агрессивного противостояния, которое привело к изменению территориальных границ и теперь сулит мучительный поиск путей выхода из кризиса?
Об этом Forbes поговорил с легендарным бизнесменом Артемом Тарасовым, который был одним из инициаторов кооперативного движения в СССР. На заре перестройки он прославился уплатой партийных взносов в 90 000 рублей с официальной зарплаты, которая была задекларирована, чтобы легализовать наличные средства для развития бизнеса. Подробности этой истории Тарасов обнародовал в эфире телепрограммы «Взгляд» Влада Листьева. Но откровенность не помогла ему избавиться от пристального внимания контролирующих органов: руководитель ЦК КПСС Михаил Горбачев тогда считал, что зарплата советского гражданина не должна быть выше 10 000 рублей.

Из личного архива                                                                                                                      Из личного архива

Спустя годы, после ухода Горбачева, этот инцидент был исчерпан. Ушел в историю и Советский Союз. А в собственности у Тарасова до сих пор находятся ценные бумаги СССР, признанные долгом России перед гражданами. Международная экспертиза оценила их в сумму, превышающую $205 млрд. «Напишите, если хотите, что я самый богатый человек на планете, и это будет правдой», – говорит Тарасов.
Но у предпринимателя нет возможности распоряжаться таким значительным собственным капиталом по своему усмотрению – российские власти не спешат погашать долги по ОВГЗ. Стремясь урегулировать этот вопрос, Тарасов предложил передать облигации государству безвозмездно, рассчитывая на финансовую поддержку венчурных проектов, среди авторов которых есть ученые и из Украины. Однако его инициативу проигнорировали.
Основываясь на личном опыте, Тарасов объяснил причины, которые препятствуют инновационному развитию постсоветской экономики и мешают ему внедрять венчурные проекты. Предприниматель также рассказал, что способствовало кризису в украинско-российских отношениях и почему он не одобряет гражданские революции.
Мнение большинства не всегда является правильным
– Вы стояли у истоков тех событий, когда республики СССР утратили былую взаимосвязь и перешли на рыночные принципы. Теперь, спустя годы, можете проанализировать, насколько удачно прошли те реформы?
– Я совсем немного «постоял у истоков», но потом на восемь лет эмигрировал в Англию. Реформы, которые приносят неудачу, нужно называть своим именем: антиреформы. Они и были реализованы в мое отсутствие. К реформам так и не приступили. Сначала нужно было перетащить страну из советского уклада жизни в капиталистический. У нас же внедрили рыночную экономику не на построенном фундаменте, а поверх совдеповского болота. Что теперь удивляться перекосам и провалам! Логично подумать: не стоит ли вернуться к начальной точке, к Железному занавесу, к политике конфронтации с Западом, даже к небольшой «холодной войне», чтобы потом начать реальные реформы? Мы, по-моему, туда и движемся…
– Вы считаете, что конфронтация с Западом, которую сейчас ведет Россия, может в результате привести к реальным рыночным реформам в российской экономике? Какие для этого предпосылки?
– Долго конфронтация продлиться не сможет. Информационное пространство, в котором мы живем, этого не позволит, так как не подвластно цензуре. Поэтому есть надежда, что когда все закончится, у России вновь появится шанс провести реальные реформы: уничтожить идиотские законы, которые принимают в последнее время, и на новом витке спирали попасть в ряд цивилизованных демократических государств.
– Очевидно, что в ходе трансформации отношений России и Украины также принимались ошибочные решения, если страны сейчас оказались в глубоком кризисе. Что помогло бы избежать таких сложностей?
– Есть высказывание, кажется, Макиавелли: в стране, в которой законная власть была единожды свергнута народом, всегда останется угроза нового переворота. Чтобы сохранить стабильность Украины, надо было думать и действовать еще до президентских выборов Виктора Ющенко в 2004 году.
– Вы не одобряете гражданские волнения и революции? Почему?
– Потому что мнение большинства далеко не всегда является правильным и всегда недостаточно компетентным. А улица диктует мнение большинства.
Дружить всегда лучше с богатым соседом
– Каких людей вы считаете знаковыми для развития Украины на данном этапе?
– Конечно, это – Петр Порошенко. Когда-то, еще в 1990-е годы, я прочитал статью украинского экономиста. Там было написано: надо не бороться с олигархами, а отдать им власть. Смогли стать успешными – значит, сделают успешной Украину. Поживем – увидим. В одном автор был прав: воровать олигархи будут гораздо меньше, чем чиновники, попавшие во власть, которые другого делать ничего не умеют.
– Экономики России и Украины исторически завязаны на сырьевом производстве. Руководство обеих стран уже много лет рассуждает о необходимости структурных преобразований и инновационного развития. Как вы оцениваете такие перспективы?
– Перспективы такого развития катастрофически угасают с каждым днем. Интеллект утекает туда, где он востребован. Никакие нефть, газ и металлы не компенсируют сотой доли от убытков, нанесенных России и Украине тем, что сотни тысяч изобретателей и ученых покинули наши страны, увезя свою интеллектуальную собственность. Здесь прямая вина обоих правительств перед народом. Ведь нанесенные убытки невосполнимы. Это преступление по растрате национального достояния обеих стран.
– Опыт какой страны может быть полезным для Украины и России, чтобы повысить привлекательность венчурных инвестиций и сохранить научный потенциал?
– Есть такой опыт, который полностью подходит к нашей действительности. Это опыт Израиля, занимающего третье место в мире по освоению инноваций. Тысячу раз пытался достучаться к тем, кто продолжает убивать отечественную интеллектуальную элиту. Увы, перспективы его использовать нет. В этом опыте отсутствуют такие статьи расходов, как «откат» и «распил» средств. Без этих пунктов в России бюджеты не формируются.
– Могут ли экономики России и Украины стать полностью независимыми? Есть ли смысл к этому стремиться?
– В условиях современного мира нет ни одной успешной экономики, полностью независимой от других стран. Это нонсенс. Но есть достаточно циничный принцип в экономических отношениях: дружить всегда лучше с богатым соседом.
– Такое государство, как Украина, своей ментальностью ближе к России или Евросоюзу?
– Менталитет жителей Украины, конечно, ближе к России. Но наша страна теперь в образе врага, и, безусловно, проигрывает Евросоюзу, которого сделать врагом украинцев никак не удается средствам массовой информации из России!
– У вас обширные контакты среди деловой элиты разных стран мира. Как в этих кругах воспринимаются олигархи с постсоветского пространства? Какой у них имидж?
– К ним не подходит одно важное определение: self made. Все другие варианты успешных бизнесменов – это либо дети «счастливой спермы», либо дети «первоначального накопления капитала». В обоих случаях эти категории людей ниже пробой, и к ним так и относятся.
У меня должна исполниться несбывшаяся мечта каждого советского человека
– Чем вы сейчас занимаетесь? Довольны тем, как складывается ваша жизнь?

– Как я могу быть довольным, если не работаю чиновником на теплом месте во власти? Только эта каста в России является довольной и привилегированной. Остальное – обслуживающий персонал.
Последние 25 лет я работаю с авторами изобретений, отдаю им все свое время, проживаю с ними череду тягот жизни, испытываю моральный стресс, сталкиваясь с «довольными» людьми. Это мой труднейший инновационный и убыточный бизнес в России, есть проекты и из Украины, всего 142 направления деятельности, вместе с таким же количеством коллективов разработчиков вокруг меня.
Также у меня есть второе гражданство, с простым прибыльным бизнесом в другой успешной стране. Собираюсь идти заявлять об этом втором гражданстве, чтобы не посадили в тюрьму. Советское болото под ногами все хлюпает и воняет, как ни маскируйся!
– Второе гражданство оформлено у вас в какой стране?
– Отвечу скромно: в европейской. Этого уже достаточно, чтобы осудили.
облигации
Советские облигации, находящиеся в собственности у А.Тарасова
Из личного архива
– В чем суть инновационных разработок, в поддержке которых вы заинтересованы?
– Можете верить или не верить, это как хотите, только обманывать вас у меня нет никакой надобности. Итак…
Есть метод лечения рака (10 лет клинической практики и тысячи излечившихся пациентов, списанных официальной медициной умирать). Есть метод из Украины, названный нами «виртуальная гомеопатия», для успешного лечения без медикаментов – тысяч наименований болезней, в числе которых диабет, остеохондрозы, печеночная и почечная недостаточность и сотни других запущенных хронических заболеваний. Есть вещество, которое из любого органического материала делает высококалорийную пищу, содержащую белок, весь набор витаминов, аминокислот, микроэлементов и т.д. – это решение проблемы голода на Земле. Есть лазер, способный сбивать космический мусор с Земли и передавать электрический ток в сотни киловольт на десятки километров без проводов. Есть лучшие в мире летательные аппараты, например, беспилотники, которые стоят в сотни раз дешевле всех известных, обладают грузоподъемностью в 12 раз лучше, чем у вертолета. Есть нанотехнологии, позволяющие конструировать новые вещества, не известные на Земле… Хватит, или продолжать?
– Да уж! То, что вы перечислили, напоминает фантастику. Финансированием этих проектов занимаетесь лично вы или используются также другие источники инвестиций?
– Финансированием проектов никто не занимается. У меня хронически не хватает ресурсов. Потребностей в инновациях на рынке России нет. Почти год потратил на то, чтобы создать совместный венчурный фонд с Америкой, успешно продвигались. Но теперь, в связи с нарушением мирового правопорядка правительством моей любимой страны, все усилия остановлены. Главная идея фонда была оставить российских ученых на родине и создать им условия для доработки этих перечисленных и сотен других инновационных проектов на благо всего остального человечества!
– У вас была попытка создать венчурный фонд с выходцем из Украины, а ныне – российским миллиардером, владельцем группы компаний «Ренова» Виктором Вексельбергом. Почему она не удалась?
– Потому что деятельность «Сколково» (инновационный центр, созданный в 2010 году президентом РФ Дмитрием Медведевым, в котором Вексельберг является одним из руководителей проекта по созданию российской силиконовой долины. – Forbes) и международный опыт успешного внедрения инноваций – вещи принципиально разные и несовместимые.
– Изменилось ли ваше отношение к большому капиталу и финансовому успеху спустя годы?
– Большие капиталы нужны для щедрости и благотворительности. Поскольку эти понятия не прижились в современной России, большие капиталы у нас обременительны и бессмысленны.
– В своей биографической книге «Миллионер» вы упоминаете о том, как хранили чуть ли не мешки с деньгами под кроватью в своей московской двухкомнатной квартире. Вы по-прежнему непритязательны в быту и так же легко относитесь к своим накоплениям?
– В перспективе у меня должна исполниться несбывшаяся мечта каждого советского человека: счастливая старость! Пенсионный фонд «за бугром», который априори не разворуют чиновники, является гарантий моей старости. Все остальное – это текущие доходы и расходы, не имеющие большого значения для будущей счастливой жизни!
Книги понемногу превращаются в анахронизм, но я продолжаю писать
– Расскажите о своем опыте в художественной литературе. Как возникла идея написать роман «Тайны «Фрау Марии»? Вы верите в бескорыстные сражения за спасение красоты и жертвенность во имя любви, о которых повествуете в романе?
– Я вообще – верующий.
Несмотря на то, что книги понемногу превращаются в пережиток эпохи и анахронизм, я продолжаю писать. Видимо, бороться со своей природой нельзя. Надеюсь, что скоро закончу новый роман. Первая книга «Миллионер» была издана тиражом в 70 000 экземпляров и продана, роман «Тайны «Фрау Марии» – в двух томах по 3000 экземпляров, а будущий роман, возможно, потянет аж на 1000 экземпляров! (Теперь в России такие тиражи.) Но он от этого не станет хуже. Надо же что-то делать и для души, господа, не только ради денег!
– Почему решили связать сюжет «Тайн…» не просто с историческими событиями, а с мистикой и духовностью?
– Я ничего не решал. Роман родился сам собой. Мне его надиктовали неопознанные силы из пространства, а я просто записал.
– Планируете писать новые книги? О чем?
– Новая книга будет о Пушкине, и о его незаурядной, малоизвестной жизни. Поскольку Пушкин – это наше ВСЁ, ожидается большой скандал. Пушкиноведы меня придадут анафеме, и это раскрутит роман среди не вымерших еще читателей.
– Не испытываете сожаления, что большую часть жизни посвятили бизнесу, а не литературе, как ваш знаменитый родственник – французский писатель, лауреат Гонкуровской премии Анри Труайя?
– Сожалеть о своей судьбе – дело бесполезное.

 

  —  15 Июля 2014, 12:00